Борьба с наркоманией в России и за рубежом

"Современное зло", "бич общества", "коллективное самоубийство", "тяжелый социальный недуг" - говоря о наркомании, журналисты, политики и ученые не жалеют черных красок. Призрак наркомании всё увереннее бродит по всему миру, заставляя в бессильном унынии опускать руки тех, кто по роду службы должен бороться с ним и нагоняя ужас на обывателей. Правительства выделяют астрономические суммы на борьбу с " белой смертью ", дипломаты и специалисты заседают в бесчисленных комитетах, вырабатывая новые конвенции и соглашения о сотрудничестве в этой борьбе, милиция и полиция сбиваются с ног, отлавливая торговцев наркотиками и их клиентов. При этом тюрьмы переполнены первыми, а больницы и реабилитационные центры - вторыми, газеты не устают печатать статьи о вреде наркомании под сенью обязательных картинок и фотографий с мрачными шприцами, кровавыми иглами и осунувшимися лицами изможденных людей - а наркотики и связанные с ними беды и не думают отступать.

Злоупотребление наркотическими веществами приобрело в наши дни невиданные размеры. По данным Всемирной Организации Здравоохранения ООН, количество наркоманов во всем мире составляет более 48 млн. человек (1). Во многих странах употребление наркотиков превратилось в настоящее национальное бедствие. Сегодня 25 млн. граждан США признают, что хотя бы раз в жизни пробовали кокаин (2), а 60 млн. - марихуану (3). Из тех американцев, кто решил попробовать больше одного раза, около двух миллионов стали наркоманами (4), причем героин регулярно употребляют 750 тыс. человек (5). В странах Европейского Союза число наркоманов варьируется от 629 тыс. (6) до 742 тыс. (7) человек. Некоторые источники утверждают, что одних только героиноманов в Европе насчитывается от 700 тыс.(8) до 1,5 млн. человек (9).
Похоже, не отстает от Запада и Россия. Сегодня в нашей стране зарегистрировано около 1,5 млн. человек, употребляющих наркотики (10). По данным же Международной Ассоциации по борьбе с наркоманией и наркобизнесом (МАБНН), около 6 млн. граждан России зависят от наркотических средств, т.е. являются наркоманами и еще около 20 млн. хотя бы раз пробовали наркотики (11).
Такой огромный спрос на наркотики не дает покоя нелегальным их производителям, торговцам и распространителям. Несмотря на жесткий международный контроль за производством и распространением наркотических средств и психотропных веществ, на строгие таможенные барьеры, на операции по захвату наркодельцов и уничтожению нелегальных плантаций наркосодержащих растений а также лабораторий по их переработке в "готовый продукт", подпольный наркобизнес процветает. В 1990 году оборот наркотиков на "чёрном рынке" оценивался в 300 - 500 млрд. долларов ежегодно (12). Эти огромные суммы "отмываются" самыми различными путями и идут на укрепление влияния организованной преступности и расширение сферы ее деятельности - покупку оружия, подкуп должностных лиц и государственных чиновников и прочие злодеяния.

Рост преступности, коррупция, насилие, болезни и страдания неизменно сопутствуют употреблению и распространению наркотических веществ, принося человечеству огромный социально-экономический и нравственный ущерб. Феномен наркомании и вызываемые ею проблемы представляют серьезную угрозу здоровью и безопасности всех жителей нашей планеты.
В этих условиях особенно остро встает вечный вопрос: что делать? Как относиться к наркотикам? Как остановить распространение наркомании? Как обеспечить эффективный контроль за наркотическими средствами и психотропными веществами, в том числе со стороны ООН и национальных служб?

Именно эти вопросы поднимает данная магистерская диссертация. Она представляет собой попытку междисциплинарного (то есть не относящегося к какой-нибудь одной "чистой" научной дисциплине, изучающей проблемы, связанные с наркотиками) исследования существующих в мире подходов к решению проблемы распространения наркомании и контроля за наркотиками. Автор этой работы ставит перед собой задачу рассмотреть различные теории и системы (те же теории, но уже воплощенные в жизнь), направленные на противодействие наркотикам и наркомании, проанализировать их и, главное, оценить их эффективность.

Задача эта, разумеется, непростая. Сложность изучения наркомании состоит прежде всего в том, что она относится к сфере сразу нескольких наук, каждая из которых исследует свой специфический аспект этой проблемы. Между тем, практическое ее решение требует скоординированных усилий специалистов различных направлений. При подходе к феномену наркомании мало довольствоваться рамками только одной науки, мало быть только врачом, только юристом или только социологом. Перед лицом столь коварного и многоликого врага нелишне обладать наиболее полной информацией о нем, знать его слабые стороны и уязвимые точки, а также уметь выбирать в нужный момент правильную стратегию противоборства с ним. И только тогда уже можно надеяться на победу.

Именно по этой причине для написания этой работы привлечены теоретические выкладки специалистов различных отраслей науки: медицины, права, социологии, экономики, политологии, международных отношений и т.д. Для того, чтобы лучше представить весь спектр научных дисциплин, занимающихся проблемами наркомании, автор позволит себе небольшое историческое отступление.

История употребления человеком различных наркотических веществ насчитывает не одно тысячелетие. Обнаружив терапевтические свойства некоторых веществ и растений, люди первоначально стали использовать наркотики в медицинских целях.
В 1872 году французский археолог Жорж Эбер (EBERS) обнаружил при раскопках на территории Египта древний папирусный свиток, упоминающий опиум и коноплю. Ученый определил, что папирус был написан примерно в 1555 году до нашей эры. Более того, в нем содержались сведения, позволяющие полагать, что эти наркотики были знакомы древним египтянам в еще более давние времена - в период между 3300 и 2600 гг. до рождества Христова (13). Свиток рекомендовал употреблять мелко нарубленные листья конопли, смешанные с медом " для стимулирования сокращения маточной мышцы " и для лечения " раздражения заднего прохода " (14). В Авесте - сборнике священных зороастрических книг - мы находим легенду о некоем лекаре Трите, которому боги дали 10 000 лекарственных трав для лечения людей, среди которых также фигурирует конопля (15). Настои опиума и конопли стали применяться в качестве успокаивающих и болеутоляющих средств. В IV песне знаменитой " Одиссеи ", написанной Гомером около 800 лет до н.э., есть строки, которые в русском переводе звучат следующим образом:

Умная мысль пробудилась тогда в благородной Елене:
В чаши она круговые подлить вознамерилась соку,
Гореусладного, миротворящего, сердцу забвенье
Бедствий дающего; тот, кто вина выпивал, с благотворным
Слитого соком, был весел весь день и не мог бы заплакать ...(16)

Этот "сок", по мнению специалистов, представлял из себя не что иное, как настойку смеси конопли и опиума (17).

Терапевтические свойства наркотических веществ обратили на себя внимание фармацевтов и врачей. Первые стали изготавливать из наркотиков лекарства, а вторые - использовать эти лекарства для лечения людей.

В Европе первое лекарство на основе опиума появилось в ХVI веке. Швейцарец Филипп Теофраст Бомбаст де Гогенхайм, более известный под именем Парацельc (PARACELSE), стал знаменит благодаря своему опиумному "эликсиру", который клиенты доктора считали "чудодейственным" (18). В XVII веке популярностью пользовались " лауданум " англичанина Сайденхама (SYDENHAM) и " диаскордиум " некоего Фракастора (FRACASTOR) (19). В XIX веке лекарства на опиумной основе уже широко ходили по всему миру и находились в запасах каждого уважающего себя врача и аптекаря, у которых их можно было купить совершенно свободно. Многие люди использовали лауданум как успокаивающее и снотворное средство, а некоторые даже давали его своим маленьким детям перед сном, чтобы они не плакали ночью (20).

Фармацевты, стремясь улучшить качество наркотических препаратов, невольно способствовали появлению новых наркотиков, а также выработке и усовершенствованию способов их употребления. Например, в 1806 году химик наполеоновской армии Сеген (SEGUIN) выделил из опиума морфин (21). В середине XIX века был открыт способ гиподермической (подкожной) инъекции лекарств с помощью шприца (22), который тут же стал использоваться для введения морфия в организм человека. Морфий широко применяли во время гражданской войны в США (1861) и франко-прусской войны 1870 г. для облегчения болей у раненых солдат. Как писал известный русский психиатр В.А.Гиляровский, " ...большое количество ранений на войне..., очень мучительных, были поводом к применению морфия и других наркотических средств... "(23) . Очень скоро выяснилось, что раненые, которым вводили морфий, не могли далее обойтись без него, так как этот препарат вызывает сильную физическую зависимость. Число случаев морфиномании - "болезни солдат" - росло и начинало вызывать у медиков озабоченность.

"На помощь" врачам вновь пришли фармакологи. В 1898 году из морфина был получен диацетилморфин, названный героином (от немецкого слова heroisch - "энергичный"). Фармацевтическая фирма " Байер " (BAYER), взявшаяся за производство и распространение героина, рекламировала героин как средство против кашля для больных туберкулезом, лекарство для лечения пневмонии (24), а также как "единственное средство для излечения морфиномании, не вызывающее никакой зависимости"(25). Морфинистов всерьез лечили героином в течение нескольких лет, до тех пор, пока не выяснилось, что он в пять раз токсичнее морфина и вызывает у человека куда более сильное и быстрое привыкание (26). Не избавившись от морфинизма, врачи "подарили" миру новый недуг - героиноманию.

Параллельно с медицинским использованием наркотиков, активно распространялось их употребление в целях "рекреативных". Узнав о способности наркотиков изменять психическое состояние человеческого организма, люди стали использовать их для поиска новых ощущений, сознательно вводя себя с их помощью в состояние эйфории, стремясь попасть в "искусственный рай", дающий душевное отдохновение от повседневных трудов и забот, так сказать, выключиться из розетки действительности. Особенно пользовались этим представители творческой богемы.
Здесь уместно упомянуть парижский "Клуб гашишистов", членами которого были французские писатели, поэты, артисты, музыканты и т.д. Собираясь в отеле Пинодан на набережной д'Анжу, они совместно употребляли наркотики (главным образом, марихуану и гашиш), надеясь таким образом подняться на новые вершины в творчестве. Завсегдатаями этого кружка были такие признанные таланты, как Дюма, Делакруа, Готье, Мериме, Бодлер и др.(27) Наркотики часто воспевались поэтами, которые видели в них средство стимулирования их художественного потенциала путем абстрагирования от внешнего мира.

Некоторые наркотики распространялись и использовались даже в большей степени как "рекреативные" вещества, нежели как лекарства. Например, кокаин (выделенный из листьев растения кока в 1857 г.) использовался в медицине в качестве анестезирующего и стимулирующего вещества. Однако куда более известно его применение в пищевой промышленности. Продукты, содержавшие кокаин, продавались во всем мире и пользовались огромной популярностью. Знаменитое вино корсиканского химика Анжело Мариани - "вино атлетов", выпущенное в 1863 году на базе кокаина, нахваливали не только представители той же литературной элиты - Ж.Верн, Э.Золя, Ибсен, В.Гюго, А.Франс, но и многие политические и религиозные деятели. Поклонниками вина Мариани были римский папа Пий X, французский кардинал Лавижри, английская королева Виктория (28). Папа Леон XIII писал Мариани: "Святой Отец выражает пожелание, чтобы слабые здоровьем всегда находили в Вашем напитке источник сил и бодрости" (29). Другой популярнейший сегодня напиток - кока-кола, которую начали выпускать в 1885 году, содержала кокаин до 1903 года (в 8 унциях кока-колы находилось около 60 мг кокаина) (30).
Бесконтрольное распространение наркотических веществ и их употребление как в медицинских, так и в "рекреативных" целях стало перерастать в серьезную социальную проблему. Изучение наркомании перестает быть уделом только фармакологов и врачей. Научный интерес в этой области смещается от исследования свойств продуктов - веществ и препаратов - к изучению поведения людей, индивидов, злоупотреблявших ими. Проблемой стали заниматься сначала медико-социальные науки - психиатрия и психология, а когда число людей, вовлеченных в наркоманию стало настолько велико, что о ней заговорили как о "биче общества", на нее обратили внимание социологи. Озабоченность общества и государственных властей ничем не сдерживаемым распространением серьезно поставила вопрос о контроле за наркотическими веществами. Так проблема попала в поле зрения юристов и по сей день право играет центральную роль в вопросах, связанных с наркоманией и наркотиками.

Первые попытки обуздать бесконтрольное распространение наркотиков с помощью правовых норм относятся к рубежу XIX - XX веков. В частности, серия законов, направленных на запрещение опиокурения и разведения опийного мака, на пресечение контрабанды наркотических веществ, была принята в Китае и Индии (31). В 1845 году закон о регламентации операций с наркотиками был принят во Франции (32). В США первые антиопиумные законодательные акты были приняты на муниципальном уровне в 1875 г. (Сан-Франциско) и в 1876 г. (Вирджиния-Сити, Невада) (33). Вскоре меры по установлению контроля над наркотиками были предприняты на международном уровне. Первым шагом в этом направлении явился созыв так называемой Шанхайской опиумной комиссии в 1909 г.(34) Процесс установления международного юридического контроля над наркотиками происходил все годы текущего столетия, начиная с первой в истории конвенции о наркотиках, выработанной на международной конференции по опиуму в Гааге (1912 г.). С этого времени по сегодняшний день было подписано 13 различных международных конвенций и протоколов, регулирующих производство, оборот и потребление наркотиков (35). Три основные из них - Единая Конвенция о наркотических веществах 1961 г., Венская Конвенция о психотропных веществах 1971 г. и Конвенция о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г., определяющие "мировой порядок" в этой области, ратифицированы соответственно 148, 131 и 101 государством (36), что позволяет говорить о глобальном режиме контроля над наркотиками. Квинтэссенция этого режима состоит в ограничении каждой подписавшей эти конвенции страной с помощью национальных законодательных и административных мер производства, изготовления, вывоза, ввоза, распределения наркотических средств и психотропных веществ, торговли ими и их применения и хранения исключительно медицинскими и научными целями (37) (выделено мной - Д.С.). Любое другое использование этих средств и веществ считается незаконным и запрещается. Нарушение этого запрета подлежит уголовному наказанию (38). Таким образом, юридическая сторона проблемы распространения наркотиков и наркомании доминирует над медицинской, так как использование наркотиков врачами, учеными, а тем более всеми остальными людьми определяет закон.
Однако, если считать, что право является "формой государственной политики, призванной в идеале стимулировать и поддерживать прогрессивные процессы общественного развития" (39), то исследование феномена наркомании входит в сферу компетенции и политической науки. Политология, изучающая политику как " организационную и регулятивно-контрольную сферу общества, основную в системе других таких же сфер: экономической, идеологической, правовой, культурной, религиозной" (40), позволяет более комплексно подходить к исследованию и регулированию отношений, складывающихся вокруг наркотиков, так как эта наука широко использует методологию других наук, как естественных (математический аппарат, технику моделирования), так и общественных (прогностических, психологических, социологических и др.) (41).

Оперируя понятием "политика", политологи употребляют это слово в различных значениях. Например, французский социолог Реймон Арон (ARON) разделяет политику как "концепцию, программу действий или само действие, предпринимаемую индивидом, группой индивидов или правительством" и направленную на определенную проблему (42) (т.е. то, что в английском языке обозначается словом policy) и политику в смысле английского слова politics, т.е. "область, сферу, в которой соперничают различные программы-policy" (43). Таким образом, в политике-области сталкиваются интересы различных индивидов, социальных групп и правительств, их цели, а иногда и их философские концепции.

В настоящее время политика в отношении наркотиков и наркомании основывается на двух основных постулатах:

а) Наркотики вредят общественной безопасности (социологический и криминологический аргумент),
б) Наркотики вредят общественному здоровью (медицинский аргумент).

В соответствии с этими двумя аргументами выработаны две политических линии (policy), направленные на проблему наркомании: политика общественной безопасности и политика общественного здоровья (44). Первая из них целиком и полностью воплощена в нынешнем глобальном запретительном режиме, базируется на принципах "наркоманы - преступники, использование наркотиков в целях иных, нежели медицинские и научные - незаконно и является источником правонарушений и преступлений, которые совершаются наркоманами либо в состоянии "ломки", либо в состоянии наркотического опьянения", выполняется органами юстиции и правоохраны и выражается в "борьбе" против наркотиков и наркомании с помощью репрессивных мер. Вторая, появившаяся сравнительно недавно и теоретически слабо оформленная (45), является элементом общей политики здоровья, проводимой тем или иным государством, и руководствуется принципом "наркоманы - не преступники, а больные". Она направлена на пропаганду здорового образа жизни, заключается в предупреждении наркомании (воспитание, обучение, информация, пропаганда), в лечении наркоманов и возвращении их в общество и выполняется врачами, средствами массовой информации и системой образования. Политика общественного здоровья несколько противоречит политике общественной безопасности, однако также вписывается в логику запретительного режима.

Как видим, такое распределение политических функций между различными участниками в решении проблемы наркомании вполне соответствует разделу сфер компетенции между юридическим "крылом" изучения этого феномена и медицинским. Однако размышления в рамках только запретительной политики, выражающейся в функционировании запретительных систем контроля над наркотиками, явно недостаточно для объективного подхода к проблеме наркомании, так как она не учитывает многих факторов, воздействующих на взаимоотношение этого феномена и общества. Таков, например, фактор экономический, рассматривающий наркотики как товар. Для того, чтобы подняться выше логики запретительства, нужно развернуть научное размышление в масштабах политики-области (politics). Возможно, системы, отличные от систем запретительных, могли бы дать более эффективный ответ на вызов наркомании.

Именно в таком разрезе автор хочет представить существующие на сегодняшний день политические стратегии в отношении наркотиков. Синтез многочисленных точек зрения представителей различных научных дисциплин позволяет выделить две основные доктрины противодействия распространению наркомании и контроля за наркотическими средствами: запретительную, основанную на принципах всеобщего и полного запрещения использования наркотиков в немедицинских целях (Глава 1), и либеральную, отрицающую этот принцип (Глава 3). Отдельно будут рассмотрены причины возникшей научной дискуссии, связанные с негативными результатами функционирования запретительных систем (Глава 2).

Поскольку господствующий запретительный режим не дает возможности установить на практике альтернативные ему системы, многие из них находятся только в теории. Поэтому работа рассматривает не только системы, но и теории, направленные на решение проблемы наркомании. Для написания данного исследования была привлечена обширная научная литература, написанная российскими и зарубежными (в основном, французскими) учеными - психологами, психиатрами, социологами, экономистами, юристами и специалистами в области политических наук и международных отношений (источники перечислены здесь).

Явное преобладание в этом списке работ зарубежных авторов над отечественными исследованиями объясняется особыми условиями складывания наркотической ситуации в России. Долгое время в Советском Союзе отказывались видеть в распространении наркомании серьезную угрозу для общества, руководствуясь официальной установкой о том, что в нашей стране "наркомания не представляет серьезной медико-социальной проблемы" (46). Отсутствие гласности окутало наркоманию завесой государственной тайны и сделало из нее сферу, традиционно закрытую для публичного обсуждения. Упоминать о наркотиках и наркомании в печати было строжайше запрещено соответствующими инструкциями Министерства здравоохранения СССР, которое стало основным государственным органом, регулирующим все связанные с наркотиками вопросы. Вся наркотическая политика страны (как внутренняя, так и внешняя) определялась Минздравом, а выполнялась правоохранительными органами, которые занимались, в основном, борьбой с незаконным оборотом наркотиков. Поэтому все научные работы доперестроечного периода отличаются, помимо их количественной скудности, очень узкой предметной направленностью: они касаются либо медицинской, либо правовой стороны вопроса. Почти все они начинаются с обязательной констатации факта отсутствия в СССР социальной проблемы наркомании как таковой, затем признают наличие "отдельных случаев" проявления этого феномена в нашей стране и переходят далее к узкопрофессиональным рассуждениям в своей области, не выходя за рамки определенной научной дисциплины - медицины, фармакологии или права. Типичный пример подобного подхода содержится в статье доктора медицинских наук И.А.Сытинского: "В нашей стране невозможно существование подпольных фирм, тайно торгующих наркотиками, не отмечается роста потребления марихуаны среди молодежи. Однако отдельные случаи наркомании бывают и у нас..." (47). Понятно, что при таком подходе к наркомании, которая уже в те годы цвела в СССР махровым цветом, никакого прогресса в советской науке о наркотиках быть не могло.

Компетентные органы страны, ответственные за борьбу с наркотиками, сознательно старались не заострять внимание общественности на наркомании и всяческим образом старались поддержать тезис "партии и правительства" о её почти полном отсутствии в СССР. При этом они не чурались порой откровенного обмана. Председатель Постоянного комитета по контролю над наркотиками при Минздраве СССР, представитель Советского Союза в Комиссии ООН по наркотическим средствам, лауреат Международной премии Эдварда Браунинга за крупный вклад в дело борьбы с наркоманией 1974 года, академик Э.А.Бабаян был в 1980 году полон оптимизма: "Число зарегистрированных и подвергающихся лечению наркоманов у нас не растет, а уменьшается. В прошлом году было зарегистрировано около 2700 наркоманов по сравнению с тремя с небольшим тысячами в 1978 году. В основном это - хронически больные люди, а также инвалиды, принимавшие морфин и кодеин для облегчения страданий и пристрастившиеся к ним. Есть и отдельные случаи потребления наркотических средств, изготовляемых из некоторых дикорастущих видов конопли..."(48) Сейчас, когда выяснились действительные размеры наркомании в нашей стране, подобные высказывания нельзя квалифицировать иначе, как "безапелляционное вранье" (49). Таким образом, можно уверенно констатировать абсолютную бесполезность исследований того времени для раскрытия темы данной диссертации.

Ученые-правоведы, со своей стороны, занимались изучением юридической стороны проблемы наркомании, замыкаясь на очень специфических темах, поэтому их также почти невозможно задействовать в данной диссертации. Чтобы понять это, достаточно привести названия подобных работ: "Судебная практика борьбы с наркоманией" (50), "Редкий, но тяжкий вид преступления" (51), "Уголовная ответственность за незаконное изготовление и распространение наркотических веществ"(52) и т.п. Следует, однако, особо выделить книгу Л.Н.Анисимова " Наркотики: правовой режим " (Л., Изд-ство ЛГУ, 1974), в которой автор широко освещает международно-правовую тематику наркотической проблемы.

Ситуация с исследованиями в области наркомании резко изменилась с середины 80-х годов. В одном из номеров журнала " Огонек " за 1988 г. по этому поводу было хорошо сказано: у нас произошло удивительное событие - открыли наркоманию. Бум сенсационных публикаций буквально захлестнул страницы периодических изданий. Книги Лазаря Карелина "Даю уроки" и Чингиза Айтматова "Плаха", в которых наркомания описывается с точки зрения художественной литературы, стали первыми советскими бестселлерами. Начала поднимать голову отечественная социология - появляются работы о взаимоотношениях наркоманов и общества. Среди них, в частности, исследования доктора философских наук А.А.Габиани (53), академика РАН Я.И.Гилинского (54), капитана милиции Б.Ф.Калачева (55), ученых Т.В.Ивановой (56), А.Я.Гришко (57) и др. Однако, несмотря на такое обилие авторов и названий, подход к наркомании с точки зрения социологии тоже не может объять проблему во всей ее полноте.

Получается странное положение - наркомания более или менее изучена различными науками с разных сторон, но вот общего, цельного, единого, с учетом накопленных знаний и опыта, подхода к решению этой проблемы в нашей стране до сих пор не существует. Причем специалисты по наркомании разных профессиональных направлений и разных ведомств, занимающихся ею, давным-давно поняли это и уже много раз говорили о необходимости объединить, наконец, усилия и сообща противостоять распространению наркотической угрозы.

Показателен, например, разговор за "круглым столом", состоявшийся в редакции журнала "Социологические исследования" в 1989 году (58). В этой дискуссии принимали участие врачи, социологи, юристы, журналисты - словом, все, кого проблема наркомании касается непосредственно. В беседе часто звучат призывы "отойти от узковедомственного подхода", "перестать разделять проблемы, как мясную тушу, на части", "обеспечить необходимую "стыковку" организационных, правовых, медицинских, воспитательных и иных мер, направленных на предупреждение и искоренение наркомании" и т.д. и т.п. Разговор все время перескакивает с одной темы на другую (в зависимости от того, представитель какой профессии в данный момент высказывается), но в итоге приходит к довольно разумным выводам. Предлагается реорганизовать современную систему борьбы с наркоманией, придать этой системе новые функции, преодолеть сложившиеся в течение десятилетий и до сих пор не изжитые стереотипы в области изучения феномена, создать специальный НИИ или центр, который исследовал бы проблему как можно шире и глубже, в перекрестке социальных, социально-психологических, криминологических, правовых дисциплин и многое другое. По прошествии почти десятилетия после этого "круглого стола" мы вынуждены с печалью констатировать, что ничего этого до сих пор не сделано: система борьбы с наркоманией практически на изменилась, стереотипы, как в науке, так и в общественном мнении, не изжиты, никаких комплексных исследований по наркомании так и не появилось. Полемика противников и сторонников либеральных систем контроля за наркотиками тем более не ведется (по причине, видимо, обилия первых и полного отсутствия вторых).

Более того, словосочетание "легализация наркотиков" действует на российских специалистов по наркомании, как красная тряпка на быка. Отвергая всякую возможность эволюции российской наркополитики в сторону либерализации, они, как правило, относятся к смягчению мер контроля за наркотиками резко негативно (59). Между тем, критикуя легализацию наркотиков, многие ученые не вполне ясно представляют себе, что это такое. Так, доктор философских наук Г.Г.Силласте пишет: "В России стремительно нарастает угроза наркотизации населения, под которой понимается сознательный и направляемый процесс легализации распространения наркотиков среди различных групп населения, поддерживаемый как внутри страны, так и извне" (60). Эта же фраза слово в слово повторяется у еще одного кандидата философских наук, В.Н.Иванова (61). Необходимо заметить этим авторам, что либеральная доктрина наркотической политики (легализация) есть научно обоснованная теория, цель которой состоит в противодействии распространению наркомании и контроле за наркотическими средствами, поэтому "угроза наркотизации населения" никоим образом не может "пониматься" под нею, а если кто-то пытается представить это именно так, то она (теория легализации) в этом не виновата.

Вот почему данной диссертации будет присуща, помимо исследовательской, еще и чисто информативная функция: учитывая значительные пробелы и недоработки российских исследователей, вызванные, очевидно, отсутствием необходимой информации (как видим, трудности возникают даже в определении основных терминов) или же просто отставанием России в исследованиях по наркомании, автор не может не познакомить читателя с существующими зарубежными научными достижениями в этой области.

Западная научная литература по наркомании весьма обширна. Чтобы не утомлять читателя подробным обзором длинного списка использованных при написании данной диссертации произведений, остановимся лишь на основных из них. Два основных доктринальных направления в политике противодействия распространению наркомании и контроля за наркотическими средствами в зарубежной науке, в отличие от отечественной, оформились уже достаточно четко. Поэтому западные научные труды по наркомании можно классифицировать не только по функциональным аспектам исследования (т.е. с точки зрения какой отрасли науки оно ведется), но и по принадлежности автора к запретительному или либеральному движению.

Интересно, что профессия исследователя и, соответственно, профессиональная тематика работы иногда сразу определяет необходимость присоединения автора к одному из двух лагерей. Например, все прочитанные нами работы врачей (62) делают выводы в пользу запретительной политики сдерживания наркомании и говорят о нежелательности либерализации. А вот все экономисты, как правило, утверждают как раз обратное (63). Представители других наук не делают столь однозначных выводов, а пытаются разобраться в современной ситуации с наркотиками и наркоманией, исследуя их сквозь призму истории (64), в международном аспекте (65) или в контексте какой-нибудь отдельно взятой страны (66). На общем фоне заметно выделяется фундаментальное исследование французского ученого Франсиса Кабаллеро "Право о наркотиках" (или "Наркотическое право") (67), которое не только подробно характеризует правовые отношения, складывающиеся вокруг наркотиков, но и уделяет значительное внимание полемике между сторонниками и противниками легализации наркотических средств. Любопытно, что сам Кабаллеро не присоединяется ни к тому, ни к другому лагерю, а предлагает в качестве решения проблемы свою "теорию пассивной торговли", которая не только учитывает достоинства запретительных и либеральных систем, но и позволяет устранить их недостатки.
Большую помощь в написании данной магистерской диссертации оказали также различные доклады и публикации периодических изданий.

РЦ «Вершина»
РЦ «Вершина»
Борьба с наркоманией в России и за рубежом 2004-11-16T17:50:00 Мировой опыт в борьбе с наркоманией

Бесплатная консультационная помощь

Свяжитесь с нами и мы детально разберем вашу ситуацию и подберем оптимальные варианты помощи!
Московская обл., г. Лосино-Петровский
Режим работы: круглосуточно
+7 (495) 544-86-19
Звоните круглосуточно. Бесплатно. Анонимно.
В субботу и воскресенье консультации проводятся по предварительной записи.